?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дикие дети

Дикие дети

Иногда мне кажется: нынешние малыши самостоятельнее нынешней молодежи. А может быть, и тех, кто старше?

Конечно, все разные. Я сужу по тем, кто ходит в сад с моим Ваней, гуляет с ним во дворе, и по отпрыскам знакомых. Эти дети хитры и храбры. Главное - разнузданны. Дики. Они смотрят на взрослых даже не как на ровню, а как на младших. И воспитание здесь бессильно, а наказание - нелепо.

Я помню, через час после рождения Вани зашел в палату. На меня барственно, сверху вниз, с превосходством смотрел махонький, красноватый человечек.

Год назад, однажды, когда я отвел Ваню в сад, тогда еще трехлетнего, сын бросил мне в раздевалке: "Ну все, пока", - подставил щечку для поцелуя и побежал не оборачиваясь. Он не хотел, чтобы я показывался в большой комнате, куда он вбежал. Ваня стеснялся сопровождения, уже желал быть сам по себе.

Ваня бывает груб с родными, но, слушая разговоры его коллег по детсаду, я прихожу в изумление. "Сломаю деду голову", - долдонит рыжая красавица Света. "Дома все идиоты и тупицы, - скалится Мага (Магомед). - Куплю кинжал и всех зарублю". Удивительная для горца непочтительность к родне! "Я плохой, плохой! Я не слушался. Расскажи, как я плохо себя вел", - просит воспитательницу бледный Коленька, когда за ним приходит мать.

Воспитательница новая. Эти дети способны к геройству, к самостоятельному действию, подчас мощному. Раньше в саду они постоянно простужались. И Коленька разоблачил воспитательницу: "Мы спали, а она все окна нам открыла..." "Фантазер", - отбрила та подступившую Колину маму. В следующий раз Коля, мамой наученный, едва чуткий его сон потревожил сквозняк, вскочил, растолкал половину детей, Ваня был в их числе, и, вроде бы несмышленыши, они учинили реальный бунт! Не испугались. Почуяли: имеют право. Вместе они начали носиться, уронили стулья, высыпали в коридор, вопя. Что вдохновило их? Метельный ветер? Из той же серии "крестовый поход детей". Воспитательница с перекошенным лицом бежала за ними по пятам. Между тем привлеченные шумом взрослые обнаружили распахнутые в зиму окна. Злодейка была уволена.

Если бы эти наглость и смекалка были направлены лишь против дурных людей! Моей крестнице Дуне пять лет. Длинные светлые волосы и прозрачные глаза. Она поет и танцует, похожа на оперную снегурочку. Посещает льготный детсад в центре. Дунин отец из сибирского городка, а мама москвичка. Недавно Дуня выкинула фокус.

Возвращаясь с работы, отец, как обычно, забрал ее из сада и повел к метро.

- Папочка, купи мне "КитКат"! - Дома дам. - У нас нет дома "КитКата"! - Значит, "Сникерс". - Папа, у нас нет "Сникерса". Купи мне "КитКат"! - Денег нет. - Есть. - Нет. Пошли...

Девочка хныкала на эскалаторе, пробуя вырвать руку. Спустились в метро.

- Я не хочу с тобой! Вернись! Купи мне сладкое!

- Слуш-шайся, - зашипел он, оторвал ее от гранитного пола и прижал.

- Отпустите меня! - вдруг четко и резко начала она кричать, перекрывая грохот поездов.

- Дядя, что вы со мной делаете? - она извивалась и брыкалась. - Не трогайте меня!

Вокруг собирались люди. Те же пассажиры равнодушно проходят мимо нищенок с неизвестно чьими детьми, шарахаются от беспризорных подростков, однако здесь все было столь звонко и зримо, что толпа росла. Дунин папа, мужчина скромный, не любил незнакомых, особенно толпу, он шепнул в русые волосы: "Чего ты наделала!" Обладательница волос замолкла мгновенно и стала помахивать перед народом приветливой ладошкой.

Отовсюду неслось:

- Милиция!.. - Обнаглели, уже в метро детей хватают... - Кастрировать такого надо...

Он крутил головой. Он не отпускал, держал, крепко сжав, дочку, и скуластое лицо его накрывал румянец. Пьяный от позора, выдохнул:

- Мы вместе... Брысь!

И попробовал двинуться, толпа не пускала:

- Вместе... Сам признался. - Маньяк проклятый. - Милицию зови. - Погоди с ментами, сначала дай я по роже научу... - Отнимите вы ее уже! - А может он с оружием? - Точно, в заложницы взял! - Да видно же: упоротый...

Девочка, помахивая ладошкой, купалась в людской брани, а у бедного отца перед глазами темнело. Подошел милиционер. Последним усилием воли мужчина поднял свою Дуню выше, и та растянула рот в примиренческой улыбочке.

- В чем дело? - спросил милиционер. - Ваши документы?

- Забыл.

- А! А! Ага! - оживилась толпа.

- Это твой папа? - спросил милиционер.

Выдержав паузу, девочка тихо вздохнула: "Мой". Но ответ утонул в грохоте поезда и топоте группы захвата. Разрубая толпу, налетели серьезные парни особого назначения - целый отряд ментов с автоматами. Швырнули мужчину на гранитный пол и в наручниках потащили. Девочку, чудом избежавшую увечий, вели следом.

В милиции она внятно, но с такими театральными паузами, что ей не поверили, рассказала:

- Это мой любимый... Папуля мой... Я пошутила, что дядя... Отпустите нас... Не губите...

Отец и дочь обрели свободу лишь через несколько часов, при этом в милицию приехала Дунина мать со старшей дочкой и мужниным паспортом.

- Как же ты могла папу родного так подставить? - спросила женщина плачущим голосом.

- Слезами горю не поможешь... - девочка очаровательно передернула плечиками.

Я отношусь с тревогой к общению моего сына и моей крестницы. Мало ли чему научат друг друга. Характер и нрав видны уже с детства. Как бы, чуть подрастя, не превратились в городских партизан... Да и сейчас, услышав про ее фокус, Ваня может вдохновиться. Представляю, заорет на меня где-нибудь в общественном месте: "Дядя, отпустите!" И что будет?

Дико будет.

http://www.izvestia.ru/comment/article3144412/

Profile

ollieta
ollieta

Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel